ТАВОЛГА
СО:ЦВЕТИЕ

Геопоэтика — земля со:цветий. Статья от редакторов


Что такое «со:цветие»?

Друзья! Рады сообщить, что «Таволга» тематически разрастается, занимая всё новые и новые территории культурного ландшафта.

В дополнении к четвёртому выпуску мы прививаем «со:цветие» — поисковой спецпроект, посвящённый исследованию современного литературного процесса. Наша цель — нащупать конус разрастающихся смыслов, проявить типологию эстетических и поэтических практик наших авторов. Мы попытаемся проследить не экстенсивный, но интенсивный, корневой рост поэтического письма, тем самым обнаружить в «цветущей сложности» литдискурса родовое, генетическое начало.

Критерий наших поисков — выяснение и толкование того, как современная поэзия может относиться к реальности, сознанию и культуре.

О чём первый выпуск?

Тема первого «со:цветия» — геопоэтика. Под ней мы понимаем авторскую интенцию к работе с пространственно-территорильными, локально-ландшафтными образами, сюжетами, мифологемами. Когда поэтическое высказывание обращается к почве реальности или текста, его породившего, углубляясь или отчуждаясь в них.

В первом выпуске мы отобрали три поэмы достаточно разных авторов — Максима Алпатова, Дмитрия Усенка и Виталия Шатовкина — чтобы проследить, как каждый из них поэтически «работает с землёй».

Интересно то, что при номинально общем жанре поэмы, тексты и стилистически, и композиционно, и концептуально совершенно разные. Действительно их сближает только тесное взаимодействие с заданным в каждом тексте мифопоэтическим пространством, становящимся доминантой поэмы.

В сопроводительной статье мы не будем зацикливаться только на геопоэтике, но также поговорим о хронотопах, автомифах и поэтических субъектах поэм «со:цветия».

Что связывает жанр поэмы и геопоэтику?

Происходя из синкретического, песенного ритуала, поэтическое слово генетически обладает и лирической, и эпической памятью. В этом, как кажется, кроется главная коллизия человеческого существования — извечная балансировка между субъектом и объектом, внутренним течением жизни и внешним потоком бытия. Что есть и как возможно моё сознание? Куда и откуда я? Что главнее: сознание или реальность? А может, не то и не другое? Поэзия находит компромисс.

В святой архаике и классической эстетике лирика, концентрируясь на субъективном переживании сознания, энергию этого переживания черпает из объективного, внешнего мира. Так на стыке сознания и бытия, времени и пространства рождается жанр поэмы, лироэпического слова. Поэма, соответствуя архаическому чувству полноты, равноправия сознания и реальности, исследует генезис внутреннего «я», развёрнутый в феноменах эмпирического пространства. Биография становится географией, внутренняя карта переживаний — разметкой пройденных территорий, рассказыванием вечной истории, автогеомифом («Одиссея», «Илиада», «Божественная комедия»).

В постклассическом искусстве — модернизме и постмодернизме — понятия субъекта и объекта усложняются, переплетаются или взаимоуничтожаются. Меняется и жанр поэмы. В русской традиции он предстаёт либо как хор голосов реальности («Двенадцать» А. Блока), либо как озвучание негероического, бессубъектного времени («Поэма без героя» А. Ахматовой), либо как жизнь речи, дискурса после смерти носителя слова («Москва — Петушки» В. Ерофеева). Европейский модернизм, вторя русскому по мироощущению, поэму помещает в пространство безжизненного вакуума, беспочвия, ища основания личности уже не в реальном, но в культурно-цитатном плане («Бесплодная земля», «Полые люди» Т.С. Элиота). Более того — ища основания в метафизике, понимаемой как высшая, но не познаваемая объективность (тот же Элиот; у нас: поиски Е. Шварц и О. Седаковой).

Земля, доверие себе и жизни как она есть — прежняя вера в объект и субъект — уходят из-под ног. Человек повисает в хаосе исторического, культурного, метафизического абсурда: кто я, когда не на что опереться?

Отсюда интерес современных авторов к геопоэтике и лироэпическим, поэмным жанрам. В основе его — поиск самости, «утраченного времени» существования в пространстве культурных знаков, личной и глобальной истории, многомерного бытия.

Так и получается, что жанр поэмы в классическом её понимании в нашем случае весьма условен. Тексты, о которых мы поговорим, носят жанровое определение сугубо авторское. Эпическое начало в них приглушено, нарратив появляется формально, так как время всех трёх рассматриваемых поэм — дискретно, основное внимание сконцентрировано на форме. Эти тексты можно назвать реакцией на философию постструктурализма. «Главное в структуре — то, что выводит за её пределы». В нашем случае — это работа с социальным дискурсом, обращение к интертекстуальности и (мета)метафорическое письмо. И, соответветственно, три «эпических» ландшафта, к которым обращается каждый из поэтов: социальный, культурный и метафизический.

Автомифы и псевдобиография — метод освоения геопоэтики?

В спецпроекте мы представили трёх авторов, поэмный нарратив которых (точнее, медитатив: камлание, нелинейное, ассоциативное рассказывание) предлагает разные стратегии собирания биографии, автомифа из осколков прожитой реальности.

Так, Максим Алпатов в поэме «Самара Суперлэнд» исследует кризис культурного, отравленного пустыми знаками сознания, которое замкнуто в дурной повторяемости повседневного и виртуального абсурда. Самара — провинция, топос среднестатического, бессмысленного существования — предстаёт как универсальная модель цивилизации: «Русь», «суперлэнд» победившего постмодерна. Алпатовский субъект расщеплён, расчеловечен — вязнет в хаосе социальных эпистем: образования, интернета, пустословного дискурса. Обрести самость, аутентичность в ситуации социокультурного распада невозможно. Отсюда элегически-иронический тон, демифологизация некрасовской «Кому на Руси жить хорошо»: здесь нет жизни, пути и движения. Единственный выход — сконструировать псевдо-Я, облечь его в форму внешне устойчивого, объективного документа или протокола, вписанного в текст абсурдной реальности. Алпатов занимается своеобразной кафкианско-отстранённой ревизией, исследуя ужас жизни в банальности зла, творящегося вокруг. Причём оно — зло — не называется напрямую, но чувствуется на уровне императивов, встроенных в «документальную» часть поэмы. Такой приём характерен для поэтики «низкого» постмодернизма — когда литература уступает место протоколу, а искусство перестаёт работать. Абсурд становится фарватером движения текста, достигая развязки в конце поэмы: в виде формального пост-уведомления, сообщающего о ликвидации то ли федеральных органов, то ли текста. А может, и жизни в целом.

Схожий псевдобиографический дискурс выстраивает Дмитрий Усенок. В его «Чистосердечном признании…» приходится постоянно перемещаться в смысловом пространстве: вот мы в московском театре, где должны поставить пьесу, вот на кастинге, вот в пространстве повести Лескова, а вот в ответном письме друга, критикующего замысел текста, в котором мы находились вообще-то изначально. Самой пьесы мы так и не увидим, хотя, вроде, читаем её же.

Лирический герой здесь — автор текста, то есть сам поэт. Хронотоп театра распадается у нас на глазах и собирается снова, неизменной остаётся только Россия. Островский, Лесков, садо-мазо, поэма «Двенадцать» Блока — вот её признаки. Отсутствие солнца — вот её проклятие. Поиск себя не только в культурном, но и в реальном пространстве (поэма писалась в трёх разных городах) — путь автора и его доппельгангера, оказавшегося в этом тексте. Уследить здесь за субъектом достаточно тяжело: он метатекстуален — одновременно и создаёт текст, и существует в нём же. Такая двойственность характерна для поэтики «высокого» постмодернизма. Для Усенка — бесспорно, скептика-экзистенциалиста от культуры — важно пересобрать чужие смыслы, разыграв залихватский перформанс насилия на сцене «театра в театре». Раз всё условность, всё трагикомический фарс, «драма жизни, а не драма в жизни» — почему бы её, эту драму, не срежиссировать? Поэтому субъект раздваивается, но не исчезает — для того, чтобы это понять, достаточно держать в голове, что у текста есть автор, как и у пьесы — режиссёр. Мы ни в коем случае не говорим о реальном человеке, но говорим об автомифе — что, собственно, характерно для всех трёх поэм «со:цветия».

Иную глубину — не конвенционального текста культуры, но самой реальности — постигает лирический субъект Виталия Шатовкина. В метареалистической поэме «Излучины», отправляясь от конкретного топоса Владивостока, Шатовкин моделирует симультанное пространство мифа — метафизическое «везде и нигде», стягивающее в одну точку биографический опыт, исторические реалии, артефакты цивилизации и явления природы. Так, зоологический сад Приамурья — маковые дымы, дикие рыси, чесучи и даже парусники Бремера — сосуществуют в пространстве магаданских репрессий, врастают в грунт советской — шире: имперской — мифологии и культуры. Родовая история, ссылка деда, подзвученная то царским гимном, то музыкой революции, отзеркаливается в судьбе скитаний лирического субъекта — и так же, отчуждённые, скитаются льдины в Амурском заливе. Заметим, что пустота субъекта и его возможность наполняться увиденным — двигатель лирического сюжета, разворачивающегося сразу в нескольких единомоментных реальностях. Скажем, морской бой, разыгрываемый на белизне бумаги, рифмуется с походом Скребцова к белизне амурских айсбергов (Часть I). Древнегреческая мифология — с Приморской и лагерной биосферой (Часть 5).

Излучина — крутой изгиб русла, петляние жизненной стихии — метаметафора такого всеохватного, метафизического видения реальности, а также репрезент сознания, бесконечно ветвящегося в глубь себя и бытия. Не случаен в этой связи мандельштамовский претекст («Океан без окна, вещество») и реминисценция на парщиковскую поэму «Нефть» (Часть 8: Высокая нефть). Впрочем, здесь, в авторском неомифе, где всё случается неслучайно, возможен и оммаж на одноимённый роман А. Иличевского. Ведь «нефть», «вещество», первоматерия жизни — неоформленный бульон потенциальности, взвесь первородной пустоты (пусть: всё может стать всем — и всем же является), которую лирическое сознание прозревает в микро- и макрофеноменах действительности: от тайных знаков бытия, всплывающих сетями, «арабесками гранитных морщин» до географической анатомии, «девичника в битумной смоле». Уместно говорить о неомодернистской глубине сознания и бытия, которая многоуровнево и симметрично разворачивается в поэме. И история, и культура, и реальность, по Шатовкину, подчиняются единому метафизическому закону — «рифме всего со всем» — отменяющему абсурд и трагизм личного существования.

«со:цветие» — предварительные итоги

Заключим. Псеводобиографическое встраивание субъекта в текст позволяет авторам приблизить себя к несуществующему в реальности пространству: не только ввести в дискурс зрителя, но и самостоятельно перейти в созданный автогеомиф. Именно тогда исследование из теоретического переходит в разряд эмпирического, субъект перестаёт быть буквами на бумаге, а превращается в прототипичный облик автора, действительно существующий, но в ином, недостижимом мире. Все три текста, таким образом, так или иначе обращаются к геопоэтике как способу объективизировать ландшафт субъективного переживания — и так самоопределиться в пространстве изменчивой онтологии.

Так, очевидно сближение Максима Алпатова и Дмитрия Усенка. Алпатов приходит к невозможности утвердить внутреннее «я» в социальном и дискурсивном абсурде. Его лирический субъект трагически вписан в шизоидный текст распадающейся реальности. Поэтому алпатовский лиризм ироничен, а эпический размах ограничен пространством самарского текста, культурно-языковыми симулякрами. Поэтическое высказывание — абсолютно такой же акт симуляции, порождения абсурда — не спасает, а ещё больше дезориентирует в бытии. Усенок же находит компромисс: абсурд и насилие реальности, проходя сквозь призмы лесковского и автобиографического метатекста, сглаживаются, нейтрализуются в личном творчестве. Да, приходится бежать в культурный ремейк — но только так можно сохранить личную биографию в безликой географии чужих смыслов. Очевидно, что мы имеем дело с травматическим опытом постмодернистского мироощущения, которое, увы, не может преодолеть текстоцентризм сознания.

Дальше всех идёт Виталий Шатовкин, для которого дезориентация на местности, пустота экзистенции предстаёт как онтологическое свойство реальности, а не субъекта. Быть пустым — значит всего лишь вторить пустому, всякий раз творящемуся здесь и сейчас бытию: органической, географической, исторической эволюции, законами которой определено человеческое «я». В этом — неомодернистское решение загадки и задачи существования. Для автора «Излучин» важна метафизика самого изменения, метареалистическая густота связей, позволяющая перебрать варианты собственной жизни в универсальном пространстве мифа.

Егор Евсюков, Сёма Ткаченко

Максим Алпатов: самара суперленд

Часть 1 – самара

Отец избитой девочки рассказал, какие травмы получила его ссора из-за аниме или случайный удар многофункциональным инструментом загнали в сугроб и били ногами милые мутанты: самарские корги избили моего 11-летнего сына все трое работают в Самаре нелегально перекрыли трассу из-за метели в России вырос материнский капитал выбросило на сугроб поджег одноклассницу из-за домашнего задания под суд отдали бесплатное жилье и одиночество в бывшем здании конюшни метро мы не переживем в селе под Самарой заметили сколько еще будет идти снег в департаменте образования большое скопление военной техники с голубыми глазами которые покорили «ТикТок» дает зеленый свет агрессорам изменят ось дороги из-за кредитов уехала в село на границу / сгореть живьем или разбиться

Самара — дивный град России
Стоит на Волге на реке.
Заботится о нём Мессия:
Ведь город вырос и Неважно, что религий много,
.......................................Мы знаем, что Господь един.
.......................................С Мечетью рядом Синагога.
.......................................Ведь у Руси Христианин пойдёт пусть в Церковь.
..............................................................Всё это, люди, не беда!
..............................................................Ведь станет для людей оценкой
..............................................................Души Историю имеет город:
..........................................................................Здесь были Разин, Пугачёв.
..........................................................................Он и по возрасту не молод —
..........................................................................Ему почти Скажу ещё — Эльдар Рязанов
................................................................................................Гордится тем, что жил он здесь.

зачем жить в самаре
зачем жить в самаре отзывы
зачем жить в самаре или в тольятти
зачем жить в самаре или нет

в самаре
в самаре сейчас
в самаре время
в самаре пропал мужчина

самара не
самара не в россии
самара не проспи
самара недвижимость

Как нескромно говорит застройщик
В сфере недвижимости приходится идти как по минному полю
в районе есть всё для красивой и беззаботной жизни
если собственник или прописанный в квартире гражданин страдает психическими заболеваниями

Вечером 10 октября в галерее «Вавилон»
были представлены картины одаренных людей
Никаких клякс или непонятной размазни
Это настоящее искусство, подумала я

присутствовал самарский художник Александр
Заместитель главного врача по клинико-экспертной работе
Темные краски отражают депрессивный фон
очень яркие краски свидетельствуют о маниакальных расстройствах
половина лица
Кстати, самарский театр душевнобольных

Ах, эти воложки! Галдят,
Стекая прямо с небушка.
Живой водицею поят
Самарский скусный хлебушко.

Началось всё в детском возрасте. Наверное, лет в десять
Когда я только познакомилась с поэтической тусовкой
Современному поэту интереснее развиваться
свободно жестикулировать
разогреть артикуляцию
поставить дыхание
нормально слышно
я не буду этого делать
нормально слышно
Раньше я была зажатая
я пишу в другом стиле
на классиков можно смотреть
ты уже понимаешь, как тебе себя вести
женщины отстаивали свои права когда-то
Отчасти я согласна, нужно держать себя в узде
жизнь стала более-менее спокойной
смена обстановки, путешествия, какие-то художественные произведения
Какая-то мысль или эмоция в книге
в Самару привозят кого-то известного

В моей ладони кусок графита,
Он спит под кожей который год.
Жизнь ослепила меня софитом,
Велела строчки писать в блокнот.

Люблю тебя, Самарский край,
До самых волжских берегов,
Любое место выбирай
Среди заманчивых лугов.
Никаких клякс или непонятной размазни

Глотали женщины слезу,
А похоронки шли и шли,
И где-то там, совсем внизу,
Вдруг незабудки расцвели,
Молились Богу у реки
И охраняли тишину.

Речка, небо голубое
жестокою бурей гонимый засох
В поле каждый колосок
Как нескромно говорит застройщик,
Самара – это трепет парусов!
Ладьи Степана вечное стремленье
отражают депрессивный фон

бесплатное жилье и одиночество
Это настоящее искусство, ........................................................................................подумала я
Здесь силуэты белых кораблей,
Крикливых чаек чудо-серенады.

самарские корги
случайный удар
Осень. Автобус. Ночное молчанье.
Шепчут о чем-то однополчане,
Я же смотрю в окно.
Чем ты, Самара, накормишь, напоишь
Приехавших в гости ребят?

Добрый день, уважаемые родители.
Обращаюсь к тем, кто питается.
У некоторых деньги заканчиваются.

Условия питания обучающихся, в том числе инвалидов
и лиц с ограниченными возможностями здоровья:
Питание школьников осуществляется в школьной столовой, обеспеченной оборудованием.
Система хозяйственно-питьевого холодного и горячего водоснабжения,
канализации и отопления оборудованы в соответствии с требованиями.
Школьная столовая имеет в наличии набор помещений и оборудования,
позволяющие осуществлять приготовление.
Прием пищевых продуктов осуществляется при наличии документов.
Организация обслуживания учащихся осуществляется путем предварительного накрытия столов.
В ежедневном рационе питания учитывается соотношение пищевой и энергетической ценности.

Школа норм но ставлю 2-ку потому что отравился там 3 раза. Отличная школа с отличным ремонтом. Самая худшая школа страны! В этой школе очень добрые учителя. Позор! Потолки, линолеум отваливается. Мой сын закончил эту школу. Школа дает очень много знани. Ошибка в наименовании учреждения, вместо школы должно быть СИЗО. Школа отличная. Всё как в деревни школа ели стоит развалится уже скоро. Красивое место. 3 года соберали на забор. В школе мучают не столько детей сколько самих учителей. Очень плохой учитель да и собственно как человек она прогнивший. В основном рассказывает детям как она питона своего кормит живым кормом. Школа отличная, школа супер.

самара супер
самара суперджоб
самара суперленд
сама
Самара
Самара самая
самая разная
это самое
и то же самое я

(в самаре пропал мужчина)

Часть 2 – максим алпатов

Актуальную технологию изучения отечественной истории
разрабатывает Максим Алпатов
студент историко-филологического факультета
что является уникальным
вообще и в нашем регионе в частности
признан одним из победителей конкурса
Годом науки в России
в размере 50 тысяч рублей.

Гражданская война в российской провинции
была представлена на VII Международной научной конференции
которая включала в себя
Пространство и время городской повседневности

Максим Алпатов принимал участие в боевых действиях на Северном Кавказе, не раз бывал там в командировках, а сейчас поддерживает отношения с сослуживцами из других районов и городов края, где уже отмечены звёздочками дома и квартиры. Его идею поддержали члены общественной организации «Участники боевых действий за мир», которые известны в районе добрыми делами по воспитанию молодёжи и подростков и участвуют в различных мероприятиях по проведению уроков мужества, акций, встреч. Активно откликнулся на идею Максима Олег. Не осталась в стороне учитель школы №1 Светлана Николаевна. Искренняя, своевременная

Участники боевых действий
Все они хорошо знакомы
так как посещают разного рода мероприятия,
поэтому рукопожатия, дружеские объятия
— Дядя Камил, я даже не знал, что у вас столько наград!
— Ничего, у тебя ещё больше будет.

защитники Отечества не любители
продолжение традиций патриотического
Фронтовики уже не могут
– Теперь наш черёд
К акции готовились давно,
Я знаю из первых уст,
как ведётся такая работа
Пройдя горнило боевых действий,
они тянутся друг к другу.
многое поняли в жизни.
Хотят, чтобы и дети
которые любят свою страну.
где живут ребята с военным прошлым.

Максим Алпатов
Согласно архивным данным ЕГРЮЛ
Не входит в реестр недобросовестных поставщиков
Не является дисквалифицированным лицом
Не найдено сообщений о банкротстве
является руководителем следующих организаций


ООО "ХАЙВЭЙ"
ОГРН ИНН КПП
Деятельность прочая вспомогательная
Уставный капитал 40 000 руб.
Сведения недостоверны
(заказать результат проверки)
Ликвидировано 17 сентября 2021 года
ООО "ИНФОЛАЙН"
ОГРН ИНН КПП
Консультирование по вопросам коммерческой деятельности
Уставный капитал 30 000 руб.
Сведения недостоверны
(нажмите ЗДЕСЬ, чтобы узнать больше)
Ликвидировано 24 февраля 2022 года
ООО "ИНФОВЭЙ"
ОГРН ИНН КПП
Консультирование по вопросам деятельности
Уставный капитал 20 000 руб.
Действующая компания

Домой > Общество > Звёздочки не на небе, а на домах
Максим Алпатов (в центре) со школьниками

Светлана акцией довольна:
— Мороз не помешал выполнить задуманное.
с теми, кто был в военном пекле,
Обязательно надо помнить
кто проявил характер и твёрдость.
Есть повод для разговора с детьми
для других добрых общественных дел,
десантников, разведчиков, миномётчиков
– разве это проходит бесследно для детских душ?
процесс установки красных звёзд
со стороны выглядел прозаично,
на отведённое место
возникало уважение к прошлому
происходило нечто более серьёзное,
А разве может этому противостоять
Есть повод для разговора с детьми

ВПР по окружающему миру – Задание №9 для 4 класса:

КАК ТЫ ДУМАЕШЬ, ПОЧЕМУ ВАЖНО ЗАЩИЩАТЬ СВОЁ ОТЕЧЕСТВО?
Важно защищать своё Отечество, чтобы не было войн и разрухи.
Очень важно, чтобы наша страна процветала.
Тогда будет хорошо и её жителям, и нашим друзьям.
Нужно уметь упреждать удар,
а для этого надо защищать своё Отечество.

КАК ТЫ ДУМАЕШЬ, ПОЧЕМУ ПРАЗДНИК ДЕНЬ ФИЗКУЛЬТУРНИКА ВАЖЕН ДЛЯ РОССИЯН?
Очень важно вести активный образ жизни,
заниматься спортом, укреплять здоровье,
соблюдать правила здорового образа жизни и жить дольше.
Тогда будет хорошо и её жителям, и нашим друзьям.
Нужно уметь упреждать удар

КАК ТЫ ДУМАЕШЬ, ПОЧЕМУ ДЕНЬ РОДНОГО ЯЗЫКА ВАЖЕН ДЛЯ НАШЕГО НАРОДА?
Этот праздник напоминает нам о наших корнях, наших предках.
Важно учить и знать свой родной язык,
ведь на нём написаны книги, наша история.
И пока на нём разговаривают, наш народ жив.
Не станет родного языка – не станет и всего народа
Тогда будет хорошо и её жителям, и нашим друзьям.

Участники оперативного совещания в Правительстве Самарской области
рассмотрели проект государственной программы
«Развитие сферы футуризма и гостеприимства»
которая включала в себя
Пространство и время городской повседневности
Планируется развивать водный, велосипедный и конный футуризм
экологический, событийный и сельский
развитие футуризма в Самарской области потребует некоторых
жертв со стороны населения и малого бизнеса.
эти жертвы необходимы для будущего процветания Самары
Тогда будет хорошо и её жителям, и нашим друзьям.

Выпуск осуществлён при финансовой поддержке
Федерального агентства по печали и массовым коммуникациям
Федеральной службы по раздору в сфере связи и массовых коммуникаций
Федерального агентства по футуризму
Сведения недостоверны
(нажмите ЗДЕСЬ, чтобы узнать больше)
Ликвидировано

Дмитрий Усенок: Чистосердечное признание Леди Макбет

Действующие лица

Режиссёр
Завлит
Катерина Львовна
Серёга
Борис Тимофеевич
Зиновий Борисович
Дима
Николай
Мария
Василий
Олег
Алевтина
Кот
Друг

1
Замысел

Полупустое помещение отремонтированного ДК освещается двумя прожекторами. Мне для репетиции большего и не надо. Даже для предпоказа достаточно. Он пройдёт через три месяца, а мы только утвердили Настю на роль Вишневской. Но мы обойдёмся без классического либретто. Публика будет его ждать, особенно те, кто постарше. У нашей Вишневской грудь как эти два прожектора, она осветит все лица в зале. Текста пока нет. Повторяю, Толя, текста нет. Найди мне молодого писателя, а режиссуру я тебе сейчас перескажу в деталях. Даже зрителей себе представляю. К поющей Вишневской присоединяется вторая. За ней появляется третья. Они будут танцевать. Не бойся, хореографа я найду. На спектакль придут все мои враги и некоторые друзья: охуеть должны ВСЕ присутствующие. Ждут спектакля по Лескову - получат мой спектакль. Я уже вижу, как они начинают возмущаться. Кто-то даже встанет и уйдёт. Так и задумано. Они придут не на своих кумиров-компиляторов, а на искусство. Пусть остаются избранные, такие приведут к нам настоящих зрителей. На сцене у нас тем временем уже Хор Вишневских. Главная Вишневская уже стоит голая, прикрывается листами с текстами, остальные танцуют и поют. Двое людей в балаклавах и камуфляже выволакивают из-за кулис девицу в тюремной робе. С другой стороны сцены выходит чувак в костюме судьи и говорит, что сейчас будет происходить нравственный трибунал. Хор начинает кричать «виновна». Начинается спектакль. Пожалуйста, не говори мне, что я мечтатель. У нас получится самый актуальный спектакль, поверь мне хоть раз. Я по тактам могу расписать действия актёров и зрителей, видишь? Давай найдём драматурга среди начинающих. Мне нужен рандомный человек. Начинать надо своей командой. Ты свой человек, Толя, мы с тобой уже один спектакль сварганили. Помещение есть, актёры нашлись. Они на всё согласятся, молодые ещё. Ищи мне драматурга.

2
Прорва

Говорили об ней – проклинали – без лести, без мифов.
Просто девка. Лицо – острый камень, а волосы – смоль.
Вышла замуж, засохла. Но что-то сквозило от скифов
В быстром взгляде её, напугавшем крестьянскую голь.

А купцу невдомёк, что творится в душе его жинки.
Катерина Измайлова, спящая в летнем саду,
Женской силы не знала в себе. Скука всё да ужимки,
Да бездетная жизнь в деревенском сонливом бреду.

И плотину на мельнице вдруг от чего-то прорвало.
Муж уехал, пришли мужики эту прорву латать.
«Что я сплю, когда жизнь на пороге большого провала,
Что я сплю, когда мир хочет петь, а душа трепетать,

Бабы тихо рожают, и громкие пьяные пляски
Поднимают округу. Сам воздух крестьянский живой.
Только я не живу. Мои дни утомительно вязки,
Мои ночи продрогли. На сердце скулит волчий вой».

3
Встреча

Чинят, чинят. У свекра
Поле заливает.
С кем судьба меня свела,
Бог располагает.

Ягод будущая горсть
И цветов поляна.
На дворе смеётся гость
Пришлый, вольный, пьяный.

Муж уехал на хлеба
Открывай окошко
Нынче больше не раба
Развернусь немножко.

За печатями семью
Стыла жизнь моя.
Взвешивали вы свинью –
Взвесьте и меня.

Скот пасётся, люди жрут
Это нрав крестьянский
Все в деревне чуда ждут –
Мне потребно ласки.

4
Страсть

Запутавшийся в собственных ногах,
Сергей, гуляка праздный, вышел ночью
Дышать в саду сиренью в облаках,
Молочным дымом сумерек непрочных.
Сквозь горизонт, как будто через край,
Приказчик заглянул в окно хозяйки.
Положено, чтоб стих вороний грай.
И стихло всё. Остался мир лужайки,
И разговора между этих двух
Несмелых тел. Узнав свою в подруге,
Он в комнату вошёл. Весенний пух
Летел на них как снег со всей округи.
Она сказала «нет». Что значит «нет»
Для молодого парня? Стать наглее.
Дрожал той ночью мужнин кабинет,
И губы Кати в темноте алели.

5
Прослушивание в театре

Дорогие друзья, спасибо что пришли и согласились поучаствовать в нашем эксперименте. Как вы, конечно, знаете, мы ставим спектакль по "Леди Макбет Мценского уезда". Наше сегодняшнее обсуждение будет носить перформативный характер. Мы бы хотели дать возможность молодым поэтам и драматургам принять непосредственное участие в создании спектакля. Нам важно зафиксировать, как это каноничное произведение живёт в современной культуре. Назовём это культурным мостом или диалогом между Лесковым и современными писателями. Но прежде чем ознакомиться с вашими текстами, мы предлагаем вам порассуждать в свободной форме над предложенными темами. Ваша импровизация станет основанием для нашего будущего сотрудничества. Представьтесь, расскажите о себе. И раскройте одну или несколько тем:

Тема русской души в произведении Лескова «Леди Макбет Мценского уезда»
Тема азиатской души
Тема «души его, души»
Тема бунта Катерины
Тема страданий Зиновия
Тема предательства Сергея
Тема измены
Тема грозы
Тема не раскрыта
Тема блядства
Тема хуя
Тема пизды
Тема хуйни
Тема пиздострадания
Тема духовной педерастии
Тема пропаганды нетрадиционных ценностей
Тема раскосых глаз у скифов
Тема русской природы
Тема тьмы
Тема войны
Тема мира
Тема преступления
Тема наказания
Тема запрещённых слов
Тема цензуры
Тема самоцензуры
Тема нормы
Тема даладновсёбудетнормально
Тема очереди
Тема на нашу вакансию выстроилась большая очередь
Тема запрета
Тема русофобии
Тема русофилии

6
Претенденты

*
Николай меня зовут. Вы выбрали самого удобного классика, знаете? И ещё странных тем напридумывали. Удобного, конечно. А я неудобный, я вам свой текст принёс. Зачем я его написал? А для того, чтобы расти над собой. Никакие темы я нарочно раскрывать не хотел. Так и запишите, тема не раскрыта. 404 error found. Вам везде ущемление ваших свобод мерещится, мои дорогие либералы. И кровавый совок. Но мыслите вы в категориях "тем", как будто мы школьное сочинение пришли писать. Вот что смешно. О духовной педерастии лучше говорить с моим бывшим шефом, у него красная лампочка загорается в этом пункте. Блаженный. Нет, я не религиозен. Матушка моя научный атеизм преподавала. Отец военный, оба сейчас на пенсии. А почему тут тема русофобии и русофилии рядом? Это у вас где болит? Не у вас, у начальства? А вы зачем у них на поводу идёте? Не надо играть по чужим правилам. Какие ещё тут темы? Сами посудите, как это пошло, друзья мои. Вы же большие дяди и тёти, давайте поговорим о действительно важных вещах. У меня есть высшее образование и большой опыт. Я много где работал, возглавлял небольшой коллектив, а теперь стремлюсь попасть в такое место, где мой карьерный рост будет продолжаться. Я пишу тексты, но вообще-то умею многое. Нет, свободы в стране и так хватает. Россия – самая свободная страна, вы на свои темы посмотрите. А всё подчинение начальству у вас в голове. Мне служба нужна, а не подчинение.

*
Меня зовут Мария. Я родилась в Севастополе. Почему у вас темы Крыма нет, мне интересно. Нет-нет, извините, это я шучу. Честно – мне интересна тема блядства у Лескова. У меня тётя так шутила в детстве, когда мне в школе двойку ставили. Мать ей жалуется, что у меня оценки плохие, а тётя отвечает: «ты Машку не торопи учиться, лучшая школа – это школа блядства, всё впереди». Нет, тётя работает бухгалтером. У неё просто чувство юмора хорошее. А мать отвечала «у кого впереди, а у кого сзади». Ну я бы эту тему на страсть заменила. А почему у вас любви нет? Ну в смысле темы такой. Без любви русской книги не бывает. Только об этом и нужно спектакль ставить.

*
Здравствуйте, моё имя – Василий. Спасибо за возможность поучаствовать в вашем конкурсе. Сколько тем нужно выбрать? Можно выбрать любые три? В их рамках порассуждать о произведении? Принято. К выполнению задания готов. А вы знаете, в Мценске есть дом, который по легенде принадлежал купцам Измайловым. Он находится на улице Ленина (бывшая Старо-Московская), дом 10. Любой амчанин вам без труда укажет эту местную достопримечательность. Сейчас там находится отделение полиции. Это просто информация к сведению. Я изучал вопрос. Хорошо, тогда я начинаю. Несколько волнительно, конечно. Необычное у вас задание. Но я попробую! Кхм-кхм. Николай Лесков – великий русский писатель. Его произведения изобилуют пейзажами и характерами. Любые описания пейзажей этой повести тесно связаны с развитием характеров. Думаю, что образ Катерины в одночасье вымышленный и собирательный. По замыслу Лескова эта повесть должна была стать началом цикла очерках о женских характерах. Лесков, как известно, служил в Орловской палате уголовного суда и знал много таких историй. Тема предательства представляется мне главной в этом произведении… Дальше читатель додумает сам.

*
Олег. Интересные темы. А вы всем такие вопросы задаёте? Можно мне тему пизды выбрать? Как сказал поэт: «она – влагалище и влага». Началось всё с пизды, а закончилось вселенским потопом. Жёстко у них получилось, да? Пиздец как жёстко. Нет, Лескова я не очень люблю. Это к разговору о теме хуйни. Нет, Лесков не хуйня, конечно, но устарело это всё. Вот потому и ставить разрешают, что безопасно. А надо, чтобы кровь кишки распидарасило. Если вы поставите так как написано, то разъёб будет знатный. Я идей накидал, ща расскажу.

*
Добрый день! Меня пригласил ваш администратор. Ага, меня зовут Алевтина. Я вообще из театральной семьи. Моя мама красила ткани в мастерской у главного режиссёра театра Вахтангова. Она знала всех артистов и ходила на постановку, в которой участвовала Галина Вишневская. У неё в театре тоже ставили «Левшу» и «Леди Макбет». Я пришла потому, что у нас в семье настоящий культ русской классики, и, кажется, у меня появилась связь с этими произведениями. Я говорю без преувеличения. Я недавно посмотрела «Левшу» Максима Диденко в театре Наций. Да, мне понравилось! Сцена с вооруженными амазонками мне, например, очень откликнулась. Не хочу громких слов, но театр для меня дело жизни. Я работала менеджером в сферы культуры, методистом в сфере образования. Теперь хочу попробовать себя в театре. Чтобы ответить на ваши вопросы, я бы предложила их зрителям. Я думаю, вы согласитесь с тем, что в театре не отвечают на вопросы, а их задают. Так вот, что такое для публики тема русской души? Журналистский штамп или что-то своё? В чём бунт, а в чём предательство. Вы знаете, сейчас очень много разного контента. А работать со зрителями следует исходя не из новостной повестки, а из нарративных практик. Пусть Лесков станет фундаментом для диалога.

*
Меня зовут Дима. Я вам стихи о Леди Макбет принёс. Они подо все ваши темы подходят, так что я должен быть самым универсальным из претендентов. Нет, никто о формате собеседования мне не рассказывал. Узнал про ваш проект из рассылки. А стихи по сюжетам Лескова писал уже давно сам по себе, представляете. Такие уж совпадения случаются. Да, поэт. К вам пришёл потому, что в других местах не приняли. Я решил сочинить свою версию «Леди Макбет», ведь это единственный способ говорить о том, что меня волнует, и никого не дискредитировать. Получилось плохо. Дискредитированы все. Кстати, о теме самоцензуры. Думаю, что в России скоро учредят новый национальный праздник гражданской обороны и напишут гимн самооправдания. А это моё скромное вложение в большое будущее. Я ведь тоже принимаю в нём участие. Как и все. Свою "Леди Макбет" я написал вдали от родины. Путешествовал! Неизвестный человек заказал мне переложить повесть Лескова в стихотворной форме, но имя своё раскрывать отказался. Я прислал ему пару отрывков, а он слился. Денег я не заработал. Получилась настоящая русская литература в изгнании. Моим единственным читателем был друг из мира кино - он мне отзывы на фрагменты в телеграмм-канале писал. Говорит, у них цензура лютует. Хочется верить, что здесь не так. В общем, мне нравится ваш театр. Давайте работать.

7
Месть

Борис Тимофеевич – свёкор.
Борис Тимофеич не спал.
Сквозь муть зарешёченных стёкол
Взглянул и навеки пропал.

Глядит, а Серёга паскудник,
Ворюга, ползёт по столбу.
Законного брака заступник
Выходит, кусая губу,

Хватает за ушлые ноги
Серёгу в распутной ночи.
Серёга не ищет предлоги
Бежать. Он ехидно молчит.

А значится, точно виновен.
Пятьсот тебе, падаль, плетей.
Обидчик купеческой крови,
Искатель крестьянских блядей.

Прознала про то Катерина,
Себя чуть с ума не свела.
Похлёбку она отравила
И свёкру на стол подала.

Борис Тимофеевич помер,
Борис Тимофеич сипел,
Что ей не пройдёт этот номер,
Быть проклятой ей повелел.

8
Проклятие Бориса Тимофеевича

Жили мы на этой земле. Крестьянской ворожбы не слыхали, в обиду себя не давали. Сын мой, Зиновий, дело моё заботливо продолжал. Пришло время ему жениться да наследников наплодить. Только Катерина Львовна не хотела с нами делиться – ребёнка не родила, внуками нас не одарила. Катерина Львовна всё скучала, да у окна сидела. Негоже русской женщине свой век на скамье просидеть, да в оконце глядеть. Я всегда знал, что предаст. А Зиновий меня не послушал. И Катерина предала. Мы-то всё работали, имя честное заслужили. Царю-отечеству служили, жили-поживали, трудились и Богу молились. А тут она принялась нам гадить. Змея неблагодарная, рыба бесплодная. Оболочка немая, прорва ненасытная. Мы-то поле вспахали. Времена-то какие настали. Враг на пороге отечества. Чем живёт наше купечество. Рук не покладая, себя от усталости не помня, мы трудилися и трудилися. Блядь недобитая, кошка хромоногая. Такая баба сама избу подожжёт, да и коня уморит. Дьявол в тебе живёт, холопское пугало. Будь проклят день, сукина дочь, когда мамаша бесстыжая тебя на свет родила. Не знаешь ты купца русского, дворянина благородного. Черноглазая бестия, подошва пустословная. Язык твой – огрызок, тело – мятый листок. Заберёт тебя бездна за предательство, да волною смоет в непогодицу. Выблюешь червя, сдохнешь, ненасытная. Сдохнешь, ненасытная. Предаст тебя Серёга, предаст тебя земля. Обманет дьявол, обманет козлоногий. Босой давалке, ленивой крестьянке мы-то сколько сделали, ты-то вошь последняя. Лежать мне в подвале, да ждать похорон. Явится возмездие, выбьет ставни кулаком.

9
Песня Кота

На дворе стоит полдневный сонный
Пеклый жар.
Глохнет в летней дрёме бесполезный
Самовар.

Спит Серёга с Катериной, и молчат
Крестьяне.
Носят воду из колодца и скрипят
Костями.

Раны раны раны потихоньку
Заживают.
Дивные созвездия ночами
Зажигают.

Кот пушистый уместился рядом
С Катериной.
Человечьим голосом запел ей
С середины

Про судьбину женскую, про помыслы
Коварные:
Страсти твои, Катенька, теперь навек
Отравлены.

Муж приедет и увидит, род его
Наказан.
Пряжу тки – не уколись – и не поддайся
Сглазу.

Брось Серёгу, бабника, и позабудь
Про месть.
Дом пропах дурманом трупным,
Лошадь сдохла, слезь.

10
Отзыв друга

Привет, Дима. Прочитал девятую часть твоей «Леди Макбет». Получилось неплохо, но ты же эксплуатируешь интонацию из третьей и седьмой частей. Частушечную и насмешливую интонацию. Она иногда подходит твоему тексту. Но на ней не вывезти трагического перехода к тотальному смертоубийству. Может, я прикола не понял, но, по мне, эта часть уступает остальным. Я, как человек культуры Нетфликса, скажу так – если ты задумал свой текст как сериал, то надо придумать крючок, который читателя зацепит.

В нашей литературе XIX века много фейлов. Помнишь, в «Анне Карениной» муж с любовником тоже пересекаются. Чуть ли не в дёсна с ним целуются. Это же «Чёрное зеркало». У Достоевского, кстати, есть повесть «Вечный муж», её, правда, никто не читал. Но там вообще муж за любовником бегал и исповедовался. В уважении и любви ему божился, а потом чуть не прирезал, мол, ревность в нём взыграла. Всё всегда кончается побоищем и, как следствие, раскаянием. Обыграй это. Не Сорокин же придумал русскую хтонь. И даже не Мамлеев. Наша классическая проза пострашнее любого поедания говна или расчленёнки. Сейчас такое нельзя говорить, но я бы читателю намекнул.

У Лескова муж с любовником хотя бы враги. Можно так сказать. Но там чистейшая смесь жанров. Была любовная история, стала триллером, а потом мистикой какой-то. Надо было ему дожимать до конца. Сделать из этих мужиков сочувствующих и бабу порешить. Или просто на троих сообразить. Так договорились бы. Но ты такого не пиши, могут предъявить, типа ты из классического произведения порнографию сделал. А по факту, так бы добрее получилось. Катерина у Лескова хорошо начала, да кончила как-то прискорбно. В общем-то, мне её не жаль, я же нормальный читатель. Столько мужиков завалила. Свёкор, муж, племянник. Кровавая баня, и никакой войны не понадобилось.

Вообще, я удивлялся сначала, что ты свою «Леди Макбет» пишешь, когда война идёт. Неужели других сюжетов нет? Или это у тебя форма эскейпа? А потом до меня дошло: когда как не сейчас! Понимаешь, ты типа напрямую ни о чём не говоришь, но там же очевидное соседство лютого треша: утром они детей едят, вечером влюблённые вдоль речки за ручку гуляют и ночью трахаются как звери. Даже попав на зону, они не меняются. Живут как раньше, хотя совсем рядом уже натуральный ад. И в финале я бы сместил акценты. Катерину ведь реально жалко, она наивная баба оказалась, а любовник её внатуре оскотинился.

Лесков у нас певец русского народа, так считается? Ты, наверно, не следишь, но все разговоры в продакшне сейчас идут о традиционном и патриотическом искусстве. Спустили указ сверху, и нам руки выкручивают. А если так посмотреть, то что в Лескове патриотичного? Люди уроды, страна глушь, кругом ханжество и лицемерие. Но текст всё равно бодрит. И твой, кстати, тоже. Читаю, и дышится свободнее. Как-то не одиноко становится, всё родное, своё. Задумка у тебя хорошая, но доработать ещё надо. Я тебе годные советы дал, а ты сам решай. Может, придумаем, куда такой текст пристроить. Пиши свою «Леди Макбет» и возвращайся.

11
Молитва Катерины Львовны

Прости меня Господи, грешную,
Рабу твою, Катерину.
Я нарушила слово тебе данное
И грехи на душу приняла мою.
Но, по чести сказать, я и рада.
Я свободной стала и возлюбленной,
Пришёл к нам Сергей Филипыч.
Показал, как мужчина любит женщину,
Как Джульетте пел он серенады мне
Как Лауре мне стихи рассказывал,
На балкон решетчатый забрался он
Как в романах, мной от скуки читанных.

Ты же сердцем пылким одарил меня
Не напрасно. Как теперь я счастлива.
Так чего же кот во сне явился мне:
Говорят одни – что де к несчастию,
А другие шепчутся – к ребёночку.
И теперь он снится еженочно мне
Голоском лукавым обращается
Ненавистного свёкра убиенного.
Ты прости меня, Господи, грешную.
Так случилось – надо нынче верной быть,
До конца идти в моих решениях,
Своего любимого не бросить здесь
На съедение зверям Измайловым.

И вернулся Зиновий, муж проклятый мой,
Вслед за этим котом черноглазым.
Приготовила я воду богоявленскую
Чтобы гнать врага из моей комнаты.
И пришёл муженёк не ожидавшийся,
По балам богомерзким нагулявшийся,
По тиатрам гадким находившийся,
Петербургской жизнью заражённый
Он кобель бесплодный, вялый увалень.
Мне не жалко стало убивать его,
Моего тюремщика усохшего.
Он вернулся и показушно крестится.

Я сказала: что подозреваешь ты?
Это у тебя, кобель, амуры с бабами.
Да, люблю Серёгу, парня ушлого.
Но притом раскованного, сильного.
Выходи – сказала я Серёженьке,
Так и начали страстно целоваться с ним,
А Зиновий, гад, влепил пощечину.
Повалили на пол муженька вдвоём,
Задушили вместе. Вместе, Боже мой.

Я Серёгу в купцы тогда назначила,
Всё готово было, чтоб счастливой стать.
А вчера назло нарисовался тут
Ниоткуда взявшийся племянничек
Оказалось, есть у нас наследничек.
У меня живот распух за месяцы –
Плод любви моей с Сергей Филипычем –
А на двор пролез ребёнок дьявольский
И приехал с матушкой насытиться
Половиной моего владения.
Что мне делать, Господи, наставь меня,
Мой Серёга ходит бледным призраком
И мяучит голосом, что лучше бы
Никогда мальчишке не рождаться. Прав!
Прав он, Господи, счастье было близко к нам.
Это грех! Но путь любви был выбран мной,
Надо жить. Прости ты меня, грешную.
Что нам делать, Господи, что делать нам.

12
Последнее слово Зиновия

Что ты молишься падла
Задыхаюсь в слезах
Причаститься бы надо
Птичий клювик в глаза
Стук да стук понемногу
Ночь светлеет как встарь
Бог спешит на подмогу
На полу киноварь
Потолок весь в алмазах
Слышу чудную трель
Я последнюю фразу
Загадаю теперь
Камнем вылечу в небо
И на птичьем спою
Про воздушную небыль
И погибель свою

13
Ночь

Окна надёжно затворены
В непримиримых домах.
Жизни людей закупо́рены.
Снег – это явленный страх.
Свечи неслышимо плавятся,
Сохнет стекающий воск.
Грешники вышли покаяться –
Кабы оно утряслось –
И задержались на всéнощной.
В доме ребёнок не спал,
Непричастившийся, немощный.
К тайне причастный, лежал.

*
Да, скифы мы! Да, азиаты мы!
Да, смерть! Да, гиблый снег!
Из века в век становимся солдатами,
Ложимся в устья рек.
Забыли вы, что в мире есть любовь,
Которая и жжёт, и губит!
А нас она ведёт. Мы бьём в висок и в бровь,
И в бубен.
Да, пляшем, да! Да, пляшем, да горим!
Пока вы спите.
Ребёнку страшно. Мальчик был твоим,
Родитель?
Наследник нас обрёк на годы войн,
Был обречён в утробе.
Ты чавкай, пережёвывай зима, но нас не тронь –
Уроем.

*
Зимней погоды неистовой
Буйство. Лакрицы мазки.
Поздно. Мерцают таинственно
В дальнем углу образки.
Слышно, как где-то по наледи
Мерно скрипит пустота.
Чёрные семечки памяти –
Будущих горестей мзда.

Женщина входит в комнату
Мальчик замер, глядит:
«Сказку, – промолвил, – не помню ту,
Где чёрный ворон летит.
Точки глазниц будто омуты,
Клюв его – чёрный коралл».
Голосом блеклым поломанным
Женщина взвыла – «пора».

*
Да, скифы мы! Да, азиаты мы!
Да азимуты – наши расстояния.
Накрой его подушкой темноты,
Души! Достоинство – не достояние.
Ради меня всем телом навались,
Дави всей силой.
Глуши, глуши глуши щенячий визг –
Всё ради милой.
Стучат! Ломают дверь напополам!
Следы борьбы на коже.
Сморите, твари, как мы обернёмся к вам
Своею азиатской рожей.


14
Допрос Серёги

Мертвецов, Зиновия Борисовича и Бориса Тимофеевича, сначала один мужик со двора нашёл. Мы его за вином отправили, и он полез в погреб. Замок вскрыл. А там тела посиневшие, запах смерти. Я спускаюсь вниз, – он весь бледный стоит, руки трясутся – спрашиваю, что стряслось, дубина. А сам похолодел. Молчит мужичок. Хотел я шум поднять, а сам стою, язык проглотил. Смотрим друг на друга. Отвёл я его и сквозь зубы шепчу: "Молчи, молчи, молчи". Выдавил из себя и ушёл. Но народ наш православный, к церковным делам рачительный. На службу пришёл мужичок и да растрепал попу. А если знает поп, так и весь приход. Шли они всей толпой со всенощной штурмовать наш дом. А тут мы с Катькой Федю маленького-то… ну придушили мы. Взяла она меня в сообщники. Благолепный у нас народ, его легко завести на дело. Всё справедливости ищет, да защищать кого-то ему охота. Они бы себя защитили. А им всё охота на паперти постоять и речь бы произнести. Я не умею говорить красиво. Расскажу как могу.

Нас наказали с Катериной на площади – пятьдесят ударов плетьми каждому. И в Сибирь. Она сказала на допросе, что для меня убивала. Покаялась, говорят. А это всё оттого, что я её сторониться начал. Сначала с Фионой сошёлся, потом с Сонеткой. Красивые они бабы, обе. Катька не пережила, утопилась. И Сонетку мою с собой забрала. Фиона говорила, что она ей за день до смерти всю душу наизнанку вывернула.

Я её сразу после преступления над Зиновием возненавидел. Как бы и любил. Но в душе презирал, подлую. Всё убежать хотел или придушить. У неё глаза словно омуты. Смотрит и душу высасывает. А ведь любила она меня, черноглазая. Да и погубила. Грех на душу взять заставила. На этап выходила она последние дни и так смотрела мимо меня, что я злился ещё сильней. Посмотри, кривоногая, погляди, как мне тут хорошо без твоих даров.

Я себя не виню в её смерти. Ей на роду написано было. В ней смертельная болезнь бродила. Гнила, гнила да сгнила. А она ещё и всю семью за собой утянула. Даже Сонетку мою красавицу. Вот баба была! Сколько я для неё, молоденькой, чепурился, и она вдруг ручнеть стала. И тут Катька влезла. Почувствовала она, что всё ей можно. Она до последнего хотела властвовать. Вот и на дно ушла. Пусть там повластвует.

Нехороший я человек? Преступник. Есть грех, признаю. Ваша правда. Но каким станешь, когда с такой вот бестией поведёшься, господин следователь? Да, нехороший, гнусный. Но зато у меня сердце горячее. Зато я себя не боюсь. Вот такой у меня путь. Прямой. До конца. Фиона меня не поняла, зря такого наговорила. Поговорить с человеком некогда. День ото дня работы. Господин следователь, вы попросите о нашем с ней свидании. Я всё расскажу, что надо. Я смирный. Я человек, попавший в обстоятельства. Все мы попавшие в обстоятельства.

15
Трибунал

Режиссёр и Завлит в кабинете обсуждают претендентов.


Режиссёр: Ну что думаешь про димину Леди Макбет?

Завлит: Он больше поэт, чем драматург. Но ты же хотел хор Вишневских, значит, будем много петь и танцевать.

Режиссёр: Толя, а если это...

Завлит: Что?

Режиссёр: (активно жестикулирует) Ну Толя, если они нам скажут, что нет, и всё. Закроют лавочку. А дальше крутись, вертись. Артисты от нас уйдут.

Завлит: Куда уйдут? Кто скажет "нет"?

Режиссёр: (показывает на ноутбук) Туда посмотри и открой заветную страницу.

Завлит: (смотрит в монитор) Над этим режиссёром давно висел Дамоклов меч, не переживай. Начнёт делать спектакли под другой крышей.

Режиссёр: Толя, блядь, не зли меня. Новости почитай. У нас с тобой не набирается на злободневный спектакль. Но такое не тянет и на обычное прочтение классики. Бесполезняк. И димин текст не подходит.

Завлит: И чего тогда? Ты с Васей работать хочешь? Он тебе тему предательства убедительно раскрыл? Или про Крым хочешь спектакль поставить?

Режиссёр: Я хочу, чтобы ты не придуривался, а выслушал меня внимательно. Нам принесли кучу невразумительных текстов. Олег весёлый, но у него совсем больная фантазия. Дима стихи принёс, а не пьесу. Алевтину ещё я мог бы подключить, но всё остальное точно за гранью. Я думаю, что надо отказаться от первой идеи и поставить Лескова так, как написано.

Завлит: (после паузы) Костя, ты учил в школе языки?

Режиссёр: Это ты к чему вообще?

Завлит: Языки, спрашиваю, учил?

Режиссёр: Ну английский у меня был, немецкий...

Завлит: Эзопов не изучал? Вот ты талдычишь мне про цензуру, но ни слова в простоте. И так же поставь спектакль, художник.
Пауза

Завлит: Костя, у меня идея.
Режиссёр: Ну.

Завлит: Давай попросим Диму написать для Леди Макбет чистосердечное признание. Откуда народ узнал о том, что Серёга с Катериной собираются душить мальчика? Версий много, а мы сделаем свою. Допустим, после чтения молитв у Катьки совесть проснулась.

Режиссёр: Слабо верится.

Завлит: А, по-моему, очень правдоподобно. Ты не знаешь богомольных с их припадками. У них это волнами - то прилив жизнелюбия, то желание придушить. Классический невроз, по Фрейду. Катерина пошла и предупредила народ о том, что готовится убийство ребёнка. Помнишь, у Лескова она говорит, что для Серёги всех убила? Вот на этом и надо делать акцент. Пускай у нашей героини случится раздвоение личности. Одна её половина убивает окружающих, а вторая себя и Серёгу.

Режиссёр: А что это поменяет в тексте?

Завлит: Это его заострит. Ты хотел актуальный спектакль, ты его получишь. Только при наличии чистосердечного признания можно разыграть трибунал. Судить Катерину будут точно такие же, как она. Свидетели и невольные соучастники. Это спектакль не про плохих людей, это про время. И вместе с тем без прямых намёков на современность, интерпретация Лескова.

Режиссёр: В стихах или в прозе?

Завлит: В форме протокола.

Режиссёр: Хорошо, работаем. Сделаем из неё садомазо. Нормальный такой характер русской классической литературы...

Завлит: Вот именно, дорогой ты мой! К такому никто не придирётся, а мы сделаем настоящий спектакль, по совести.

Режиссёр: Толя, у меня ещё одна идея. Ты меня вдохновил. Это же не единственная Катерина в русской литературе с такой судьбой. Давай привяжем этот ход каким-то образом к двухсотлетию Островского. Мы в универе обсуждали на репетиции, что в "Грозе" Катерина представляется читателю почти святой, хотя она идёт на самоубийство, самый страшный грех. И сюда же Катька из поэмы "Двенадцать". Спектакль назовём "Катька и скифы". Ты заметил, как много в нашей литературе праведников с нечистой совестью?

Завлит: Давай делать обзор на русскую классическую литературу. В рамках спектакля. Юбилей русского пьесы, и ты - главный русский режиссёр года. Пусть даже и с Лесковым вместо Островского. Это только повод. У тебя получится.

Режиссёр: (глядя на потолок и кривляясь) В моём миропонимании...

Завлит: (подыгрывая) Эта мера пресечения...

Режиссёр: Очень мучат колебания!

Завлит: Станет способом лечения!

Режиссер: Прошу тебя, не говори стихами. Прими меня таким, какой я есть.

Завлит: Столкни двух героинь нарочно лбами. И пусть на сцене происходит жесть. Есть Катерина, есть твой хор Вишневских. А есть стихи, какие ни крути.

Режиссёр: И два уезда: первый, типа, Мценский. Второй на Верхнем Ларсе, не звезди.

Завлит: Давай бороться.

Режиссёр: Толя, я боец. Но мне в России не хватает солнца.

Завлит: Спешим. У нас билет в один конец.

Алмата, Тбилиси, Москва. Октябрь 2022 - апрель 2023

Виталий Шатовкин: Излучины

Произведение временно снято с публикации по просьбе автора.
Made on
Tilda